Loading

Вспоминая Жака-Ива Кусто: Явление Кусто

Создано 11.08.2010 10:31
Автор: Николай Надеждин

Жак-Ив Кусто отметил бы 100 лет со дня рождения в этом году11 июня 1910 года в Сен-Андре-де-Кюбзаке, в провинции Жиронда, близ города Бордо, в семье Даниэля и Элизабет Кусто родился мальчик, которого назвали Жак-Ив. Он был младшим из двух сыновей. Старший брат Пьер-Антуан появился на свет четырьмя годами ранее - в 1906-м.

Сен-Андре-де-Кюбзак – городок, в котором жили предки семейства Кусто. Можно сказать, родовое гнездо. Здесь же на фамильном кладбище, закончив земной путь, нашли вечный покой все, кто принадлежал этой семье, в том числе и сам и сам Командор Жак-Ив Кусто… Но между рождением и кончиной были 87 лет жизни. И какой жизни!

Семья Кусто всегда отличалась особой одарённостью. Талантливым человеком был и Даниэль Кусто. Получив диплом юриста, Даниэль не пошёл в адвокаты, как его сокурсники, а стал европейским представителем двух американских компаний. Работа, которая позволяла жить ни в чём не нуждаясь, но была связана с постоянными разъездами. Поэтому детские годы мальчиков Кусто прошли в Париже, в Эльзасе, в США. Отец с семьёй разъезжал по миру, останавливаясь по делам компаний на год или два в разных городах. Но едва семья обживалась, как нужно было снова собираться в дорогу.

Матушка Жака-Ива Элизабет Кусто занималась исключительно хозяйством и детьми. Деньги в семье зарабатывал отец.

Младший сын супругов Кусто, Жак-Ив, был, конечно, любимчиком. Причём, не только родителей, но и старшего брата. Всего четыре года разницы, однако Пьер (в семье, в отличие от Жака-Ива, его чаще называли первым именем, опуская второе) чувствовал себя представителем едва ли ни другого поколения. Он раньше брата пошёл в школу и покровительствовал ему, когда школьником стал Жак-Ив. Пьер был защитником и примером для Жак-Ива. Когда старший брат увлёкся регби, этим же видом спорта занялся и младший. Поначалу это вызывало у Пьера иронию – младший Кусто был очень худым, почти субтильным (к слову, таким он оставался таким до конца дней). Но каково же было удивление Пьера, когда Жак-Ив стал… чемпионом Парижа по регби в составе студенческой команды!

Братья росли, учились, мужали. Они были вместе, но не рядом. У каждого были свои друзья, своя компания и свои увлечения. И это понятно – в подростковом возрасте четыре года разницы целая эпоха.

И судьбы им выпали совершенно разные. Жак-Ив стал тем, кем стал – всемирно прославленным исследователем Мирового океана, путешественником и мореплавателем. А Пьер-Антуан Кусто в годы войны стал… нацистским преступником. Он сотрудничал с коллаборационистами, открыто пропагандировал в оккупированной Франции нацизм и после войны за сотрудничество с нацистами был осуждён на смертную казнь, заменённую пожизненной каторгой. Через девять лет Пьер Кусто был амнистирован и отпущен на свободу.

В годы войны он опекал младшего брата, защищая Жака-Ива сразу от всех – немцев, французов, итальянцев, американцев. Но это отдельная история...

Куда бы ни забрасывала судьба семью Кусто, каждое лето матушка Элизабет вывозила сыновей к морю, на берег Бискайского залива, в город Руайан, где Кусто арендовали виллу. Именно здесь девятилетний Жак-Ив выучился плавать – сам, без помощи взрослых. Сам же научился нырять в тёплые воды моря, соревнуясь сам с собой – нырнуть поглубже, задержать дыхание подольше.

Правда, до поры подводные прогулки юного Кусто не захватывали. Открывая под водой глаза, мальчик ничего толком не мог разглядеть. Собственно, это происходит со всеми нами – пока мы не наденем маску для подводного плавания. А масок и водонепроницаемых очков в те времена не было. До них просто никто ещё не додумался.

Позже, когда приятель Кусто Филипп Тайе даст другу специальные очки для ныряния, Жак-Ив будет настолько поражён открывшимися видами, что влюбится в подводный мир раз и навсегда. Но это будет много позже, когда Кусто исполнится 27 лет. Пока же мальчишка наслаждался силой и свободой – под водой его худенькое тело не весило ничего, а движения ног и рук тут же отзывались ощущением свободного полёта.

Трудно сказать, какую роль в жизни будущего исследователя глубин сыграли эти летние наезды в Руайан. Кусто говорил, что умел плавать всегда, едва ли ни с самого рождения. И только в своей первой книге «В мире безмолвия» припомнил момент, когда поплыл в первый раз.

Ясно одно – этот человек получил от Бога полной пригоршней и сразу множество талантов. И страсть к плаванию не самый среди них главный.

Сразу после окончания Мировой войны семья Кусто переехала на несколько лет в США. Это была первая поездка Жака-Ива через Атлантику и первый в его жизни дальний морской переход. Совсем ещё мальчишка, едва закончивший начальную школу и поступивший в колледж, Жак-Ив испытал колоссальный душевный подъём, вдыхая морской воздух на верхней палубе большого трансатлантического парохода. Возможно, именно в эти дни он и решил стать моряком – капитаном дальнего плавания.

Матушка Элизабет страдала от жестоких приступов морской болезни. А её мужчины – супруг и сыновья – сочувственно посмеивались. Им морская качка была нипочём. Более того, свежий ветер и крутую качку Жак-Ив в последствии называл самым воодушевляющим природным явлением, которое держит его в тонусе и придаёт жизненные силы…

Америка встретила семью Кусто новыми впечатлениями и совсем иным ритмом жизни, нежели в Европе. Дети были устроены в местные школы. У Пьера и Жака-Ива появились новые друзья.

Любопытно, но Жаку-Иву понадобился всего месяц, чтобы освоить разговорный английский. А спустя три месяца он уже свободно общался с американскими сверстниками практически без акцента.

Эта способность к языкам помогала ему всю жизнь. Попадая в затерянные уголки планеты и встречаясь с аборигенами, Кусто первым делом заучивал несколько расхожих фраз на местном языке. Он был убеждён, что вражда следствие непонимания. И первым делом надо сообщить обитателям здешних мест – ты друг, ты пришёл с добром, ты никого не боишься и не хочешь, чтобы боялись тебя. Срабатывало стопроцентно и без исключений.

Жак-Ив рос любознательным и непоседливым мальчишкой. Недостатка в хороших игрушках он не испытывал – отец покупал ребятам самые лучшие конструкторы, механические игрушки, сборные модели кораблей. И каждую сложную игрушку Жак-Ив умудрялся усовершенствовать. Например, собирая из конструктора модель подъёмного крана, он придумал деталь, утяжеляющую конструкцию и улучшающую устойчивость. Отец говорил, что задумка младшего сына была самым настоящим изобретением. Но никто, конечно, не озаботился его оформлением – игра есть игра…

В своих странствиях по миру Командор Кусто сам придумывал различные устройства, помогающие в исследованиях. Он сконструировал все подводные дома, установленные впоследствии в Красном и Средиземном морях. Он сам сконструировал подводные лодки «Дениз» и «Дениз II» («Ныряющие блюдца»). Сам спроектировал катамаран «Алкиона» с роторным парусом. И на легендарном судне «Калипсо» много чего было создано самим Кусто – например, знаменитая тысячелитровая цистерна из нержавеющей стали, которую перед выходом в каждую морскую экспедицию заполняли… натуральным красным вином (разумеется, бордо – Кусто никогда не забывал о своей малой родине).

А тогда, в двадцатые годы, двенадцатилетний Кусто вдруг решил… стать писателем. Он сочинил роскошный вестерн с массой головокружительных сюжетных поворотов, назвав его «Приключения в Мексике». Распечатал его на машинке, а потом – на ротационной множительной машине в конторе отца. Сам же переплёл и преподнёс родителям. Это была первая книга в жизни Жака-Ива Кусто, написанная им самим. И, как оказалось, далеко не последняя... 

Америка двадцатых годов была охвачена всеобщей «кинолихорадкой». Главные культурные события Нового Света происходили в области кино. Поддался всеобщему увлечению кино и Жак-Ив – правда, не в качестве зрителя, а в качестве… создателя фильмов.

Папаша Даниэль Кусто всегда питал слабость к хорошим вещам. И в Америке, имея возможность побаловать себя и семью всякими модными штучками, он купил маленькую кинокамеру с пружинным приводом… По другим сведениям эту кинокамеру купил сам Жак-Ив, откладывая карманные деньги и лелея мечту снять свой собственный фильм.

Так или иначе, но младший сын Даниэля Кусто получил в своё распоряжение кинокамеру и запас киноплёнки. Не полагаясь на чью-либо помощь, Жак-Ив снимал сам, сам же возился с проявкой и с монтажом фильма. Конечно, это была игра. Но всё же Жак-Ив объявил, что организует собственную кинокомпанию «Филмс Зикс», в которой занял «должности» директора, режиссёра и оператора. Единственным подчинённым был американский приятель Жака-Ива, исполняющий главную роль в его картине.

Съёмки длились недолго. Жак-Ив отснял своих родных, приятеля, соседскую собаку. И тут папаша Даниэль заметил, что Жак-Ив стал хуже учиться. Оказалось, мальчишка прогуливает уроки, чтобы поснимать своей кинокамерой. Камера была отобрана – с обещанием её вернуть как только Жак-Ив поправит ситуацию с успеваемостью. Жак-Ив своё обещание выполнил – спустя месяц отец торжественно вручил ему камеру, мол, давай, сынок, продолжай… Но Жаку-Иву идея снимать кино уж надоела. Мальчишка моментально загорался новыми идеями и быстро к ним охладевал.  

Прошло время, и семье Кусто нужно было возвращаться в Европу. Они приехали в Эльзас, прожив здесь несколько месяцев. Затем перебрались в Марсель. И уже здесь задержалась на долгие годы.

Жак-Ив Кусто - изобретатель аквалангаПравда, самому Жаку-Иву пожить в Марселе не довелось. Вскоре после переезда семьи в Европу он был отправлен в Париж – в колледж Станислас, в учебное заведение для избранных, где ему предстояло проучиться два года, чтобы завершить среднее образование.

В шестнадцать лет Жак-Ив был абсолютно самостоятельным молодым человеком. Благодаря отцу и собственным увлечениям, Жак-Ив был хорошо развит физически. Гибкий, стремительный, ловкий, он отлично бегал и поражал сверстников своей удивительной прыгучестью. Он умел шить, готовить еду, чинить бытовую технику. Отлично ездил на велосипеде и на отцовском автомобиле (а папаша Даниэль обожал спортивные американские машины).

В колледже он показал очень хорошие способности и закончил обучение с отличными отметками. Вопроса куда пойти учиться дальше перед ним не стояло – конечно же в «мореходку». А именно – во Французскую военно-морскую академию в Бресте. Родители не возражали, хотя отец немного сомневался, выдержит ли его худенький и с виду субтильный младший сынок тяготы морской службы. Жак-Ив не только выдержал, он стал хорошим моряком – сначала военным, потом гражданским.

Продолжение следует...

Комментарии: