Loading

О каком крахе чистых технологий идет речь?

Создано 14.03.2012 11:23
Автор: Диана Керн

О каком крахе чистых технологий идет речь?

В последнем номере журнала Wired опубликован объемный сенсационный материал корреспондента Washington Post, Джульетт Айлперин, под заголовком "Почему индустрия чистых технологий потерпела крах". Повесть, к которой прилагается длинный список поминальных служб по эко-технологической индустрии, рассказывает о несомненных подозрительных лицах: John Doerr, Elon Musk, Solyndra и т.д. Кроме того, как и большинство таких панегириков, статья за деревьями леса не видит.

Достаточно сказать сразу, что Pike Research1 не видит банкротства, поглотившего эко-технологическую индустрию. Вебинар "Перспективы чистых технологий на предстоящий год" включал прогноз совокупного дохода по индустриям и технологиям, вовлеченным в применение "интеллектуальной" энергии, - биоэнергетика, сервисы хранения энергии, распределенная солнечная энергия, ветроэнергетика, геотермальная энергия и т.д. - всего около $300 млрд. Для сравнения, доходы общемирового автомобилестроения, которое в бизнесе уже около 120 лет, в 2010 году достигли $1,7 трлн, что менее чем в шесть раз превышает доходы индустрии "интеллектуальной" энергии, которой менее 40 лет. Ожидаемые темпы роста на 2012 год: 6,3% - биоэнергетика, 116% - стационарные топливные элементы, 766% - крупномасштабное хранение энергии. Непохоже, что индустрия находится в кризисном положении.

Wired из Сан-Франциско, безусловно, является основным журналом Кремниевой Долины, и Айлперин, на первый взгляд, сбивает с толку кучу разочарованных венчурных капиталистов для более обширного экономического спада индустрии. Венчурное финансирование эко-технологических стартапов, как она отмечает, составило $4,1 млрд. в 2008 году, до начала мирового финансового кризиса. Большинство из них вылетело в трубу. Венчурные фонды по своему характеру и структуре не подходят для финансирования технологий чистой энергии: "Венчурные капиталисты, как правило, работают на трех-пятилетний горизонт," - признает Айлперин. "Как вскоре они обнаружили, энергетические компании не работают на такие сроки." Венчурное финансирование для "зеленого Google" практически иссякло; это не значит, что крупные продавцы, и новые стартапы, и бизнес-ангелы перестали (получать прибыль и) инвестировать в такие составляющие конечных эко-энергетических продуктов, как топливные элементы, геотермальные насосы, интеллектуальные счетчики и т.д. Такие нишевые продукты не освещаются в СМИ так широко, как новая технология солнечных панелей (как, например, та, что разработана компанией Solyndra), но они составляют основу настоящей эко-технологической революции.

К ее чести, в конце своей статьи Айлперин высказывает ограниченное, ориентированное на Кремниевую Долину мнение. "И все же, эко-технологическая индустрия далеко не мертва," - пишет она, противореча заголовку и постулату своей истории. "Некоторые компании и технологии восстанут из руин, чтобы не только выжить, но и процветать, как это было после того, как лопнул пузырь доткомов." (Среди журналистов этот прием известен как "'Надо отметить, что...' абзац."2)

О каком крахе чистых технологий идет речь?

В числе победителей, как она предсказывает, будут электрические транспортные средства - несколько неожиданный вывод, учитывая, что разочаровывающие продажи электрокаров были в заголовках недель - и провайдеры систем распределенной энергетики. Проблема подобных историй не в ошибочном истолковывании фактов, скорее это проблема шестерых незрячих и одного слона. Существует множество доказательств того, что эко-технологическая революция происходит более медленными темпами, чем первоначально надеялись специалисты, и во многих секторах, которые охватывает Pike Research, консолидация (в том числе эффектный крах, подобный банкротству Solyndra) является неизбежной, здоровой частью процесса созревания.

Как это происходит, повесть Wired была опубликована почти одновременно с последней листовкой бывшего вице-президента США, Альберта Гора, вышедшей под заголовком "Манифест для устойчивого капитализма". В ней Гор и его партнер Дэвид Блуд (“Blood&Gore” - "Родство и Кровь" - звучит как название юридической фирмы в романе Диккенса) пишут о той самой дисфункции, царившей в индустрии чистых технологий. В частности, Гор призывает к внесению изменений в господствующий в западном капитализме порядок: упразднение квартальных компенсаций руководству, например, и устранение краткосрочных вознаграждений инвестиционным менеджерам, работа которых оценивается на протяжении десятилетий. Что нам нужно сейчас, заявляет Гор, так это "более ответственная форма капитализма, которую мы называем устойчивым капитализмом: система, которая стремится к максимизации долгосрочной экономической ценности путем реформирования рынков для решения реальных потребностей в процессе интеграции экологических, социальных и управленческих (ЭСУ) метрик во всем процессе принятия решений".

Это не белая и пушистая эко-корректность; это запоздалое признание того, что долгосрочная эффективность (корпораций, инвестиционных фондов, менеджеров) неразрывно связана с понятиями устойчивости и социальных издержек. Это именно то уравнение, которое краткосрочные, IPO-управляемые модели венчурных фондов из Кремниевой долины не в состоянии решить. Чтобы понять, что на самом деле происходит в индустрии чистых технологий, мы должны сделать шаг назад, снять шоры и увидеть проблему в полном объеме. К сожалению, вызывающие уныние и обрекающие повести подобные статье Wired не помогают в этом.

1 Компания, специализирующаяся на детальных исследованиях глобальных эко-технологических рынков.

2 Прием, с помощью которого автор предвосхищает потенциальную критику, признавая недостатки своих аргументов.

 

Источник: forbes.com

Комментарии: