Loading

Почему музыка - это хорошо?

Создано 23.07.2010 10:24
Автор: Филип Бол

Урок музыкиПоследние исследования лишний раз показывают позитивное влияния музыки на образование человека. Но это не самый лучший повод обучать детей музыке, как утверждает Фил Бол.

Помните эффект Моцарта? Благодаря предположению, сделанному в 1993 году и утверждающему, что прослушивание музыки Моцарта способствует развитию у вас умственных способностей, произошёл бум копирования компакт-дисков с классической музыкой, что это занятие, вроде бы, усиливает умственные способности вашего ребёнка. 

Впрочем, пока нет прямых доказательств этому утверждению и статья «Эффект Моцарта» этого тоже не доказала. Имеются свидетельства того, что после прослушивания музыки Моцарта, наблюдается краткосрочное улучшение работоспособности по решению пространственных задач в сравнении с предварительной подготовкой в полной тишине. Некоторые последующие исследования повторили данный эффект, другие – нет. Не было обнаружено ничего особенного в музыке Моцарта; одно из исследований показало, что подобный эффект достижим посредством поп-музыки при воздействии на школьников. Всё это выглядит забавным, но оказывающим незначительное воздействие с познавательной точки зрения в виде стимуляции настроения аудитории, которая по своей природе не обязательно должна быть даже музыкальной. 

Исходное утверждение делает несомненным такое воздействие, обыгрывая долго существующее предположение, что музыка делает человека умнее. Согласно работе «Критический анализ природы нейробиологии», написанной нейробиологами Ниной Краус и Бхаратом Чандрасекаран из Северо-Западного Университета Эвастона в штате Иллинойс, существуют прямые доказательства того, что упражнения в музыке активизируют латентные познавательные способности человеческого мозга. Такое воздействие, согласно утверждениям авторов, приводит к «изменениям посредством системы слуха, которая у первоклассных музыкантов используется и вне работы с музыкой». 

Это не является чем-то новым. Многие виды умственных упражнений и обучение изменяют мозг точно таким же образом, как физические упражнения воздействуют на тело; а что до структурных расхождений между мозгом музыканта и мозгом любого другого человека, то они давно известны. Более того, как неврологические, так и психологические тесты показывают, что восприятие музыки вовлекает в работу когнитивные ресурсы, не относящиеся к музыке, такие как, например: распознавание высоты звука, узнавание по памяти, различение образов; таким образом, культивирование этих умственных способностей естественным образом расширяет спектр восприятия. Эта стимуляция является двунаправленной: чувствительность к высоте звука стимулируется тональными языками, например, китайским, который, в свою очередь, способствует развитию способности назвать ноту на слух (это называется абсолютным слухом). 

В то же время, не стоит удивляться, что музыка оказывает непосредственное влияние на улучшение детского IQ с учётом того, что музыкальные упражнения вовлекают в действие также память, координацию движений и внимательность. Краус и Чандрасекаран также обращают внимание на пластичность мозга (способность «отвечать самому себе»), а музыкальные упражнения обостряют нашу чувствительность слуха, чувство такта и размера, а также, в конце концов, нашу способность различать эмоциональный окрас речи, изучать родной и иностранные языки и улавливать статистические закономерности в абстрактных звуковых раздражителях. 

Музыкальное образование для всехМузыка для наших ушей 

Все эти выгоды музыкального образования имеют слишком малое влияние на органы восприятия и поэтому музыкальное образование предлагается только детям, у которых имеется время и склонность к ней. Этнограф-музыковед Джон Блэкинг высказался об этом ещё более радикально: «мы настаиваем на том, что музыкальность – это редкий дар, поэтому музыка должна создаваться меньшинством для пассивного потребления большинством». Проведя годы среди африканских племён, у которых не существуют подобных различий, Блэкинг впал в это отчаяние и свысока окрестил большую часть людей «немузыкальными». 

Краус и Чандрасекаран резко критикуют вывод музыки из числа общеобразовательных предметов и ратуют за «обязательное восстановление» в свете благ, которые можно получить в виде «улучшения способностей к обучению и слуха». Наверное, это будет самый грустный день, когда мужей от образования можно будет убедить в необходимости преподавания музыки исключительно на почве её способности оказывать побочное действие, способствующего развитию интеллекта. Мы должны быть особенно осторожными в наш век меркантильного анализа, материальных целей и утилитарных достижений. Музыка должна почитаться (и изучаться) подобно гимназии ума; однако её исключительная ценность находится в её способности обогащать духовно, объединять социально и очеловечивать нас музыкально. 

А до тех пор, пока музыка будет составлять неотъемлемую часть основного образования, очень важно, чтобы музыкальное образование, подобно любому другому удовольствию, воспринималось, как и все остальные виды развлечения, которые, если в избытке, то приносят вред. Недавно я имел удовольствие беседовать с пианистом Леоном Фляйшером о его болезненной, но достойной восхищения борьбе с фокальной дистонией, состоянием, приводящим к утрате местного контроля над мышцами. Головокружительная карьера Фляйшера, как концертного пианиста, уже почти была закончена, когда он в начале шестидесятых обнаружил, что его два пальца правой руки непроизвольно сокращались. После нескольких десятилетий преподавания и игры одной рукой, Фляйшер восстановил нормальную работу обеих рук путём регулярного глубокого массажа и ботокс уколов для расслабления мышц. Однако он говорит, что его состояние требует продолжение борьбы с недугом. 

Фокальная дистония не является проблемой мышц (как, например, судороги), она имеет невралгическую природу: чрезмерные тренировки нарушают обратную связь между мускулами и мозгом; это расширяет восприятие руки до сенсорной коры головного мозга, пока не образуется порок руки. Это тёмная сторона невральной пластичности мозга и достаточно редкая – примерно один на сотню профессиональных музыкантов страдает от неё, однако некоторые страдают от неё втайне, страшась истощающей здоровье проблемы. 

Мы бы действительно обеднели без виртуозов подобно Фляйшнеру. Однако его состояние является напоминанием того, что воспитание в парниковых условиях имеет свои опасности, и не только для исполнителей (таких, как Блэкинг), а также для всех нас. Дайте нам изысканную музыку, но дайте также и жёсткую музыку.

Источник: http://www.nature.com/news/2010/100720/full/news.2010.362.html

Комментарии: