Loading

Арнольд В.И.: выдающийся математик о глобальных проблемах

Создано 27.06.2010 13:45
Автор: Сапцин Владимир Михайлович

Арнольд Владимир ИгоревичНедавно, 3-го июня 2010 года, на 73-м году, полный творческих сил, ушел из жизни выдающийся математик 20-го столетия, ученик не менее знаменитого академика А.Н. Колмогорова, академик Владимир Игоревич Арнольд.

Один из создателей всемирно известной теории катастроф, инциатор разработки множества новых и оригинальных математических направлений, активный и конструктивный критик во многом схоластического аксиоматико-алгебраического подхода в математике, В.И. Арнольд еще в 20 лет, будучи студентом мехмата МГУ, решил 13-ю проблему Гильберта, тем самым став одним из основоположников математического базиса современной теории нейронных сетей.

По состоянию на 2009 год В.И. Арнольд имел самый высокий индекс цитирования среди росийских ученых (22660 цитирований, для сравнения у занимающего пятое место в списке последнего российского нобелевского лауреата Ж.И. Алферова – 11189).

Его регалии и заслуги можно перечислять долго, но не в них суть.

Будучи не только великим ученым, но и великим человеком, В.И. Арнольд как никто другой понимал, что решение множества проблем, которые накопил бурный и неоднозначный XX-й век, требует объединения усилий не только ученых различных направлений, но и политиков, государственных чиновников, воспитателей, деятелей культуры и искусства.

Какое отношение все это может иметь к экологическому дайджесту? Экология невозможна без культуры, культура – без образования, образование – без воспитания, а воститание – без истории и исторической памяти. Великий математик занимался не только наукой, но и воспитанием молодого поколения, изучал историю и наблюдал окружающую его жизнь, выступал с критикой того, что на его взгляд уничтожает будущее человечества, писал публицистические статьи. Некоторые выдержки и цитаты из его широчайшего, и не только научного, наследия, хотелось бы, и, на наш взгляд, было бы уместным, здесь и сейчас привести.

Из статьи В.И. Арнольда «Новый обскурантизм и Российское просвещение»

«Моему Учителю — Андрею Николаевичу Колмогорову посвящаю

«Не тронь мои круги» — сказал Архимед убивавшему его римскому солдату. Эта пророческая фраза вспомнилась мне в Государственной Думе, когда председательствовавший на заседании Комитета по образованию (22 октября 2002 года) прервал меня словами: «У нас не Академия наук, где можно отстаивать истины, а Государственная Дума, где всё основано на том, что у разных людей по разным вопросам разные мнения».

Мнение, которое я отстаивал, состояло в том, что трижды семь — двадцать один, и что обучение наших детей как таблице умножения, так и сложению однозначных чисел и даже дробей — государственная необходимость. Я упомянул о недавнем введении в штате Калифорния (по инициативе нобелевского лауреата, специалиста по трансурановой физике Глена Сиборга) нового требования к поступающим в университеты школьникам: нужно уметь самостоятельно делить число 111 на 3 (без компьютера).

Слушатели в Думе, видимо, разделить не смогли, а потому не поняли ни меня, ни Сиборга: в «Известиях» при доброжелательном изложении моей фразы число «сто одиннадцать» заменили на «одиннадцать» (от чего вопрос становится гораздо более трудным, так как одиннадцать на три не делится)...

Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом).

Столкнувшись с антинаучной пропагандой и в России, я решил посмотреть на пирамиду, построенную недавно километрах в двадцати от моего дома (для окультных занятий – В.М.), и поехал туда на велосипеде через вековые сосновые леса междуречья Истры и Москвы-реки. Здесь мне встретилась трудность: хотя Пётр Великий и запретил вырубать леса ближе двухсот вёрст от Москвы, на моём пути недавно огородили и изуродовали несколько лучших квадратных километров соснового бора (как мне объяснили местные деревенские жители, это сделал «известный [всем, кроме меня! — В.А.] бандит Пашка»). А ведь ещё лет двадцать назад, когда я добирал на этой застроенной теперь просеке ведро малины, меня обошло, сделав полукруг метров десяти радиусом, целое стадо шедших по просеке кабанов.

Подобные застройки идут сейчас всюду. Недалеко от моего дома в своё время население не допустило (используя даже телевизионные протесты) застройку леса монгольскими и другими чиновниками. Но с тех пор положение изменилось: бывшие раньше правительственно-партийными посёлки захватывают у всех на глазах новые квадратные километры древнего леса, и никто уже и не протестует (в средневековой Англии «огораживания» вызывали восстания!).

Правда, в соседнем со мной селе Солослове против застройки леса пытался возражать один член сельсовета. И тогда среди бела дня приехала машина с вооружёнными бандитами, которые его прямо в деревне, дома и застрелили. И застройка в результате состоялась.

В другой соседней деревне, Дарьине, новой застройке особняками подверглось целое поле. Отношение народа к этим событиям ясно из имени, которое они в деревне дали этому застроенному полю (имени, к сожалению, ещё не отражённому на картах): «воровское поле».

Новые автомобилизированные жители этого поля превратили в свою противоположность ведущее от нас на станцию Перхушково шоссе. Автобусы по нему за последние годы почти перестали ходить. Вначале новые жители-автомобилисты собирали на конечной станции деньги для водителя автобуса, чтобы он объявлял автобус «неисправным» и пассажиры платили бы частникам. По этому шоссе носятся теперь с огромной скоростью (и по чужой, часто, полосе) автомобили новых жителей «поля». И я, идя на станцию за пять вёрст пешком, рискую быть сшибленным, подобно моим многочисленным предшественникам-пешеходам, места гибели которых были ещё недавно отмечены на обочинах венками. Электрички, впрочем, теперь тоже порой не останавливаются на предусмотренных расписанием станциях.

Прежде милиция пыталась измерять скорость убийц-автомобилистов и препятствовать им, но после того, как измерявший скорость радаром милиционер был застрелен охранником проезжавшего, останавливать автомобили никто больше не решается. Время от времени я нахожу прямо на шоссе стреляные гильзы, но в кого здесь стреляли — не ясно. Что же касается венков над местами гибели пешеходов, то все их недавно заменили объявлениями «Свалка мусора запрещена», повешенными на тех же деревьях, где прежде были венки с именами сваленных...

В сегодняшней Франции 20% новобранцев в армии полностью безграмотны, не понимают письменных приказов офицеров (и могут послать свои ракеты с боеголовками совсем не в ту сторону). Да минует нас чаша сия! Наши пока ещё читают, но «реформаторы» хотят это прекратить: «И Пушкин, и Толстой — это слишком много!» — пишут они...

Более высокий по сравнению с заграничным уровень нашего традиционного математического образования стал для меня очевиден только после того, как я смог сравнить этот уровень с зарубежным, проработав немало семестров в университетах и колледжах Парижа и Нью-Йорка, Оксфорда и Кембриджа, Пизы и Болоньи, Бонна и Беркли, Стэнфорда и Бостона, Гонконга и Киото, Мадрида и Торонто, Марселя и Страсбурга, Утрехта и Рио-де-Жанейро, Конакри и Стокгольма.

«Мы никак не можем следовать твоему принципу — выбирать кандидатов по их научным достижениям», — сказали мне коллеги в комиссии по приглашению новых профессоров в один из лучших университетов Парижа. — «Ведь в этом случае нам пришлось бы выбирать одних только русских — настолько их научное превосходство нам всем ясно!» (я же говорил при этом об отборе среди французов)...

В опубликованном Министерством образования России двухтомном проекте «Стандартов общего образования» приведён большой список тем, знания которых у обучаемых предлагается перестать требовать. Именно этот список даёт самое яркое представление об идеях «реформаторов» и о том, от каких «излишних» знаний они стремятся «защитить» следующие поколения...

Надежду вселяет лишь то, что существующие пока тысячи прекрасно подготовленных учителей будут продолжать выполнять свой долг и обучать всему этому новые поколения школьников, несмотря на любые приказы Министерства. Здравый смысл сильнее бюрократической дисциплины. Надо только не забывать нашим замечательным учителям достойно платить за их подвиг...»

Завершая эту краткую дань уважения великому ученому, гуманисту и человеку, воспринимая его глубокую тревогу и боль за будущее человечества, вслед за ним готов повторить: «Да минует нас чаша сия!»

Видео: "Как учат математику в Китае"

" type="application/x-shockwave-flash" height="385" width="480"> " />

Если предыдущий материал вызвал интерес к многогранной личности В.И. Арнольда, то рекомендуем прочитать нижеследующие подборки его рассуждений и высказываний на различные темы, касающиеся истории науки.

Автор статьи: Научный консультатн сайта «FacePla.net» В.М. Сапцин.

Комментарии: